September 11th, 2020

Происхождение языка

Прочла хорошую книжку и рекламирую френдам: С. Бурлак. "Происхождение языка"
Давно собиралась.
К сожалению, чем больше читаешь таких книжек, тем меньше НОВОГО узнаешь из следующей. Абыдно, да ?
Но книжка хорошая. Весьма рекомендую френдам.

Кстати, уважаемые френды, хевре и фоа !
Подкиньте что-нибудь !
Нас скоро снова закроют на карантин на месяц.

Много всякого разного:
Про "говорящих обезьян" (ну, про них я уже читала "О чем рассказали «говорящие» обезьяны" Зориной и Смирновой и "Обезьяны, человек и язык" Линдена)
Про коммуникацию животных в природе (звуки, мимика, позы). В том числе - пчел, муравьев.
Про освоение языка детьми (что гораздо легче изучать, чем всё остальное)
Про всякие "пиджины" и "креольские языки"

В общем, остается неизвестным, как общались питекантропы и даже неандертальцы.
Однако судя по детям - всё развивалось очень постепенно. Ведь нельзя сказать про ребенка, что он начал говорить "в какой-то момент".

Но как дети способны СОЗДАТЬ язык - интересно
Прекрасный пример возникновения грамматики «из ничего» дает история никарагуанского жестового языка. Она началась совсем недавно — после прихода к власти сандинистов в 1979 г. Сандинисты создали школу для глухих детей, чтобы обучить их произнесению звуков и чтению по губам. Жестовому языку детей не обучали. Разумеется, дети не использовали звуковую речь для общения между собой — это было бы для них слишком трудно. Поначалу они пользовались теми же средствами типа пантомимы, которые позволяли им общаться дома со своими слышащими родственниками. Их жесты были похожи на жесты слышащих людей — они были иконичны и холистичны, т.е. «обрисовывали» ситуацию в целом. Но когда в школе появились дети четырех-пяти лет, у которых еще не закончился чувствительный период овладения языком, а сообщество общающихся между собой глухих (разного возраста) расширилось до более чем двухсот человек, произошла «креолизация» жестового языка — теперь он называется НЖЯ, никарагуанский жестовый язык (Idiomade Signos Nicaragüense). Жесты стали менее иконичными, более стандартизованными, приобрели дискретность (т.е., в отличие от пантомимы, в этой системе, как в любом настоящем языке, нет «промежуточных» знаков, плавных переходов от одного знака к другому). Как пишут исследователи НЖЯ Джуди Кегл, Энн Сенгас и Мария Коппола, «недавно возникшие жестовые языки показывают, как иконические жесты редуцируются до конвенционализованной стенографии иногда за одно поколение»